Мировоззрение древних народов | Боги древнего Египта
Боги древнего Египта

Боги древнего Египта

Первоначально египетская религия представляла собой комплекс идей и представлений, общих всему народу, но принявших в различных областях различные формы. Еще в доисторическое время в разных религиозных центрах жрецы стали делать попытки построения богословских систем, с целью объединения народных представлений.

Наиболее замечательной была система илиопольских жрецов. Здесь признавался творцом вселенной бог солнца, под именем Тума и Ра. Его поставили во главе системы и признали божества соседних местностей его детьми и творениями. От него производили, например, Шу и его женское дополнение Тефнут — богов, олицетворявших небо и влагу, и, в свою очередь, давших жизнь другой паре богов — Кебу и Нут. Отсюда начиналась полная космогония, с циклом мифов.

По древнему общеегипетскому представлению, Кеб являлся олицетворением земной поверхности в ее первоначальном, необработанном виде, когда природа еще враждебна человеку. Характер Кеба — грозный; это бог, требующий жертв, неумолимый и недоступный. Нут — небесный свод, твердь, по которой катит свои воды небесный океан. От союза этой пары родились две другие: Осирис и Изида, Сет и Нефтида (Небгат), соответствующие новому фазису в воззрениях египтян на божество. С одной стороны, их страна, будучи обработана, уже не представляла прежних ужасов, с другой — и народ подвинулся вперед в культурном отношении и не мог удовлетворяться грубым представлением о божестве. И вот, он перенес свое почитание на создателя и благодетеля своей страны, на Нил, который он боготворил под именем Осириса и Уннофра (Онуфрия — благого), и на его супругу Изиду — олицетворение орошаемой Нилом страны.

Другая пара олицетворяла пустыню, вечно враждующую с Египтом. Ежегодно во время засухи пустыня побеждает Египет, и Нил, входя в узкие берега, скрывается среди океана песков. Страждет бог, страждет и человечество, пока на следующий год новое проявление божественной силы не возбудит людей к новой жизни. Это новое проявление получило специальное имя Гора, воцарившегося после победы над Сетом, умертвившим его отца Осириса.

Существует и несколько других объяснений мифа об Осирисе. Осирис сошел в подземное царство, чтобы сделаться там судьей; но и на земле его не забыли. Многие номы избрали своим покровителем его или его сестру-жену, и каждый хвалился тем, что обладает его гробницей. Так возник миф о рассечении его тела Сетом на части, разбросанные по всему Египту, о поисках Изиды, о плаче ее, о погребении каждой отдельной части на месте ее нахождения в том или другом номе (например, головы — в Абидос), о рождении чудесным образом Гора и т. п.

После включения в илиопольскую систему Осирисова цикла получилась так называемая "священная эннеада" (паут нутеру) девяти богов, по образцу которой и другие города составляли свои эннеады, ставя во главе местных богов. Своеобразно составлена эннеада верхнеегипетского города Ермополя. Здесь пользовалась особой популярностью общая всем восточным народам идея могущества слова, особенно слова божия. Вместо того чтобы прибегать к естественным и противоестественным способам рождения, боги творят мир своим словом. Бог луны, а отсюда времени, числа и премудрости, Тот (Техути), "Владыка слова божия", произнося магические формулы, вызывает к жизни 4-х богов, олицетворявших 4 страны света: Ну, Гегу, Каку и Нипу. Впоследствии, для получения числа 9, ввели еще женские дополнения этих божеств.

Бог Тот получил также место и в илиопольской системе, но занял подчиненное положение: его ввели в миф Осириса, заставив быть третейским судьей между Гором и Сетом, а затем, за отсутствием места в первой эннеаде, поместили его во вторую, возложив на него функции секретаря эннеады, протоколиста страшного суда, Харона, доставляющего души праведных на поля Иалу.

Во время Нового царства Тот был вытеснен и из ермопольского первенства Амоном, культ которого распространили фиванские фараоны, считавшие его своим покровителем, подобно тому как мемфисские поставили своего бога Пта во главе илиопольской эннеады. В обоих случаях произошло отожествление божеств; впоследствии Амон был даже сопоставлен с Тумом-Ра.

Попытка Аменхотепа IV водворить единобожие насильственно не могла иметь успеха, да она и не вела к дальнейшему прогрессу: бог реформатора не был ни чище, ни возвышеннее своих предшественников. Это был вещественный солнечный диск (Атен), не имевший смысла при существовании "сокровенного бога" и не вполне претендовавший на единодержавие, терпя рядом с собой соперников — Амона, Тума и Ра.

Немало также способствовал упрощению пантеона принцип триад, по которому бог с супругой и сыном признавался как бы одним целым: сын считается проявлением отца, с которым отожествлялись отцы других триад, равно как с матерью и сыном — матери и сыновья. Тожество отца с сыном, выразившееся в дикой формуле, называвшей того или другого бога "супругом матери", было выражением божественной вечности и бесконечности. Но и господству Амона наступил конец с упадком Фив.

XXII династия Бубастидов была ревностной поклонницей своей родной богини Баст, местной формы Гатор, Пахт и Сохет, т. е. богини любви и брачного плодородия. Саисская династия распространила по всему Египту культ своей покровительницы Нейт. Наконец, Птолемеи придумали своеобразную унию египетской и греческой религии, дав Осирису греческий облик, под именем Сераписа, и стараясь (что делалось и раньше) сопоставлять свои божества с египетскими (например, Амона с Зевсом, Тота с Гермесом, Осириса с Дионисом, Гатор с Афродитой, Гора с Аполлоном, Нейт с Афиной и т. д.).

Таким образом, о дальнейшем стремлении к очищению религии не могло быть и речи. Напротив, она все менее и менее начинала удовлетворять народ. Во-первых, она была лишена всякого изящества и возвышенности. Египтяне не только не были чужды семитического фетишизма, поклоняясь в Бузирисе столбу "дед", но развили у себя другой род фетишизма — культ животных-символов и воплощений божеств.

Например, бык, символ мужской силы, под именем Аписа, считался воплощением Пта-Секар-Осириса в Мемфисе, Мневиса — в Илиополе и т. д. Баран по той же причине был посвящен Амону и Хнуму. Ибис, предвещавший своим прилетом наводнение, — богу меры и числа Тоту. Фантастическое животное пустыни — Сету; могучий кобчик — победителю его, Гору; крокодил — богу зноя Себаку; шакал и гиена, блуждающие по кладбищам, — подземному богу Анубису, и т. д.
Женским божествам посвящались коровы (Изиде, Гатор) или животные кошачьей породы (Баст, Пахт и др.), как символы плодородия. Эти животные содержались при храмах с большим почетом, изрекали пророчества, пользовались культом и после смерти получали торжественное погребение. Само собой разумеется, что простой народ считал именно их божествами.

Наконец, идея о могущества слова выродилась в магию и в веру во всемогущество и чудодейственность бессмысленных формул.