Древнеславянская мифология | Ярило
Ярило

Ярило

Ярило — имя славянского божества и название весенних праздников, справлявшихся в разных местностях России до начала 19 века.

Происхождение слова толкуется неодинаково. Ввиду того, что Ярило не фигурирует в памятниках древней письменности, некоторые ученые готовы были видеть намек на Ярило в отрывке из "Слова христолюбца": "словене веруют в Перуна "и в Сима, и в Рыла", то есть в "Ерыла", причем припоминали италийские названия Геркулеса. Другие считали Ярило древнерусским праздником "вакханалий, буйств, пьянства, великого разврата" и отождествляли божество Ярило с славянским идолом, в суздальской летописи носящим название Яруна. Третьи не сомневались в идентичности Ярила и Яровита балтийских славян, бога скотоводства и плодородия. Наконец, вариант последнего имени, Руевит, наводил на предположение о происхождении его от корня «ru», благодаря чему славянское божество получало значение "освобождающего землю от ледяных покровов".

Сохраняя за предложенными толкованиями относительное правдоподобие, можно установить только общность имени Ярило с словом "ярый" — "белый", как например, в былинах старой записи. Суффикс «ило» не является окончанием причастной формы, а обычное окончание уменьшительных или ласкательных имен в роде Добрило, Гостило, Чурило, "ветер-ветрило" в «Слове о Полку Игореве» и других письменных источниках.

Примеры из других языков выдают несамостоятельное происхождение подобных имен и отношение их к соответствующим полным мужским, тем более, что в документах 17 века упоминаются московский стрелец Ивашко Ярило, астраханец Иван Ярило и другие. Возможно также, что большинство имен в роде Яровой, Ярой, Яромир, Ярополк, Яропуй, Ярослав, Яруй, Ярыга, Ярычи и тому подобное, вместе с местными названиями "Ярилово", "Яриловичи", "Ярило поле", "Ярилова роща", "Ярилова долина", наконец, "Ярилов день" (ярмарка) — одного корня с ярилом. Подробных описаний праздников в честь Ярилы до нас не дошло.

Известно, что у белорусов в конце апреля вечером собирались девушки, выбирали из своей среды одну, наряжали ее в белое, на голову клали венок, в правую руку давали череп (толкование мифологов: «побежденная зима или ночь»), в левую — ржаные колосья («плодородие земли»), сажали ее на белого коня («юный всадник» — бог солнечного света), а сами становились вокруг и пели песни в честь Ярилы.

У малороссов (то есть, украинцев) тот же праздник совершался в воскресенье после всехсвятского заговенья и состоял в погребении соломенного изображения мужчины и причитаниях по поводу смерти "доброго божества".

Великорусские ярилины праздники отличались большим разнообразием и в разных местностях были приурочены к разным срокам, преимущественно к концу июня, причем замечалась двойственность ритуала:

• Выбирали старика, которого одевали в пестрый кафтан, украшали лентами и бубенцами, напаивали и затем устраивали вокруг него "игрища" с кулачным боем и хороводами. При этом толпа потешалась над Ярилой;

• Приготовляли небольшое мужское чучело с половыми органами и зарывали в землю с плачем, после чего начинались игры и пляска.

Отсюда выводилось предположение о слиянии двух отдельных общерусских празднеств: возрождения Ярилы в начале весны и его смерти в конце весны, или же двух великорусских: Ярило-мужчины и Костромы-женщины.

Вакхический характер празднеств, соединенный с обычаем "поневестывания" в некоторых местностях, давал основание сближать их с праздниками в честь Адониса, как бога солнца (Костомаров), или же Озириса и Изиды, Деметры, Прозерпины, Венеры, наконец, Гермеса и Вакха, о которых говорит Геродот. Иные видели в тех же празднествах намек на чествование Ареса, Эрота или Приапа, "смотря по свойству жителей и климату". Иные считали Ярило покровителем браков, в роде германского бога, при чем атрибуты Руевита балтийских славян были перенесены на Ярило.

В настоящее время не существует более празднеств, связанных с именем Ярилы и вызывавших энергические протесты со стороны духовенства, начиная с первых времен христианства на Руси. В истории этой борьбы против языческих обрядов особенно известно «Слово» епископа Тихона Задонского, который в 1765 году писал, что «из всех обстоятельств праздника сего видно, что древний некакий был идол, называемый именем Ярилы, который в сих странах за бога почитаем был, пока еще не было христианского благочестия. А иные праздник сей называют игрищем». По мнению А.Н. Афанасьева, искоренению "игрищ" в честь Ярилы предшествовало перенесение их на другие сроки, "так как по своему вакханальному характеру подобное бесстудие не соответствовало святости поста и церковного праздника".