Древнеславянская мифология | Кощей
Кощей

Кощей

Кощей (или Кащей) с обычным эпитетом бессмертный — фантастическое лицо русских сказок и былин. Кощей играет ту же роль скупого хранителя разных сокровищ, что и змей. Оба они враждебны сказочным героям и заменяют друг друга, так что в одной и той же сказке в одном варианте действующим лицом выводится змей, в другом — Кощей бессмертный.

Чтобы убить Кощея, нужны необыкновенные усилия, потому что его смерть сокрыта далеко: на море-окияне, на острове Буяне есть зеленый дуб, под тем дубом зарыт железный сундук, в том сундуке заяц, в зайце утка, а в утке яйцо. Если добыть это яйцо и сжать в руке, Кощей начинает чувствовать страшную боль, если раздавить яйцо — Кощей немедленно умрет. То же самое рассказывается и про смерть змея, а в германских сказках — про смерть великана.

Подобно змею, Кощей изображается в сказках людоедом и похитителем девиц и молодых жен, которых он уносит в свое царство. Из сказок Кощей перешел в былины, где он смешивается с такими чудищами, каковы Идолище поганое и Тугарин Змеевич. В былине об Иване Годиновиче Кощей налетает на этого богатыря, чтоб отбить у него невесту, Настасью Дмитриевну. В былине о Михаиле Потоке, в списке 17 века, выводится Кощей, царь Золотой Орды. Узнав о красоте жены Михаила, он собирает огромное войско и обступает Киев, но богатырь избивает его силу.

Имя Кощей, по-видимому, стало собственным из нарицательного, известного в древнерусском языке. Слово Кощей (тюркского происхождения) встречается в летописях в значении «раба», «пленника», «младшего отрока княжеского». В "Слове о Полку Игореве" Кощей употребляется и в значении раба, и в смысле человека низкого, коварного, презренного. Так, половецкий хан Кончак называется «поганым кощеем». В современном языке слово Кощей не сохранило своего старинного значения (раба), но как презрительный эпитет закрепилось за сказочным злым существом, причем народная этимология привела имя Кощей в связь со словом «кость» (от старинного «кощь», то есть «тощий») и видит в Кощее образ человека костлявого, худого. Из сказок слово вошло в оборот как прозвище скряги, дрожащего над своей казной.